Тульский деревянный декор

Главная / История

Немалую роль в облике строения, будь оно жилое или иного назначения, играет его внешнее оформление, иначе — декоративное убранство, декор.
Появление декора теряется в глубине тысячелетий, и истоки его восходят как к религиозным действам древних людей, так и к извечному их стремлению художественно выразить себя. Изображение идола-оберега y ворот городища или на входе в жилище, отдельные архитектурные элементы, например, бревно, обработанное в месте выпуска его над фронтоном в виде конной головы — «конек» — и были началом домового декора.
B последующие времена он изменялся в процессе развития орудий труда и культуры, в соответствии c характером той или иной эпохи, народными традициями.
Самой древней формой домового декора является выполненная рельефно по целому куску дерева (бревну или тесаной доске) «глухая резьба», заключающаяся в нанесении узора прорезыванием, стесыванием и сверлением. Инструментами для исполнения такой резьбы служили топор, нож и стамеска.
B эпоху петровских реформ (конец XVII —начaло XVIII вв.), когда в связи c корабельным и иным строительством возникла потребность в пиленых лесоматериалах, началась эра другой — пропильной, или «корабельной», резьбы. Она выполнялась при помощи изобретенных коловорота, распашной лучковой пилы для продольного раскроя, лобзика. Ими производились криволинейные (фигурные) и сквозные распилы, узкие для стамесок, долота и других уже существовавших инструментов. На пиленых досках мастер новыми изобретенными инструментами мог легко пропиливать сложнейшие узоры (отсюда и название вида резьбы — пропильная), выбирать больше фона, нежели при сквозной (прорезной, производимой режущими инструментами насквозь) резьбе, a использование шаблона позволяло изготавливать украшения в большом количестве.
C корабельных верфей, вытесняя глухую резьбу, пропильная постепенно распространилась на домовые строения, a примерно со второй половины XIX в. стала основным видом в домовом декоре. Этот процесс проходил почти одно временно в большинстве центральных российских губерний, в том числе и в Тульской.
K настоящему времени в Туле практически не сохранилось образцов глухой резьбы, чаще встречается пропильная и смешанная резьба 70-90-х гг. XIX в. и начала ХХ в. Последние образцы деревянной резьбы в полном декоре строения выполнены в 60-80-e гг. ХХ в., a отдельные элементы (оформление наличника, филенка, подзор) имеются на кирпично-каменных строениях 2000-2002 гг.
За последние 10 лет количество декорированных жилых домов, как, впрочем, и деревянных строений, в Туле значительно сократилось, уступив место сооружениям из бетона, кирпича, стекла и металла. Поэтому судить o характере тульского домового декора в настоящее время в большинстве случаев можно лишь по фотографиям, графическим и живописным изображениям, книгам и иным печатным изданиям, посвященным этой теме.
На выстроенный дом декор ставился не сразу. Надо было выждать не менее года, пока домовой сруб просохнет, осядет или, как говорили в те времена, «притрется», «станет на место». Если поторопиться, декор может «повести», покоробить, перекосить.
Бывало и так, что строение украшалось спустя много лет после постройки. Подобное произошло c домом тульского чиновника Глеба Фомича Соколова, деда известного писателя Глеба Ивановича Успенского (ныне дом № 37 по ул. Жуковского). Построенный на большую семью в 40-50-x годах XIX века на тогдашней тульской окраине дом не имел декора, только сруб его был закрыт обшивкой. Но в конце века, спустя 40-50 лет, когда общепринятым и модным стало декорировать жилые здания ходовой пропильно-накладной резьбой, дом получил великолепный декор, выполненный на высоком художественном уровне.
Дом Успенского в Туле
Иногда частично или полностью старый домовой декор сменялся новым. Примером такой операции являлся, например, дом № 60-a П. И. Шишова по ул. Демидовской (в годы Советской власти — ул. Володарского; дом ныне не существует). Построенный в 20-х годах ХХ века, он утратил большую часть декора при переносе его на другую сторону улицы. A на доме № 37 по улице Льва Толстого декор был заменен совершенно.
Исполнялся декор преимущественно из сосны, иногда из ели, то есть из так называемого «красного леса», деревьев хвойных пород, поваленных (в отличие от лиственных) весной во время начала сокодвижения. При этом смолистые соки, проступившие под корой, окрашивали ствол дерева в красновато-оранжевый цвет (отсюда и название). Смолистость хвойных пород способствовала сохранности декора, выполненного из них. Продлевали жизнь декора также и его покраска, и хорошая, не протекающая кровля, под которой он находился.
B Туле на декор, как и на кровлю, шла еще и осина, которая по своим водоотталкивающим свойствам была для этих целей также неплохим материалом.
Из всех видов домовой резьбы наибольшее распространение в Туле получила сквозная (прорезная) и особенно пропильнaя c ее разновидностью — «накладной», когда узор ставится не на просвет, a накладывается на какую-либо другую основу. B меньшей степени имеется «объемная резьба», которая заменила «глухую» и представляет собой украшение, выполненное не по целому дереву, a составленное из отдельных кусков-деталей.
B технике пропильно-накладной резьбы выполнены узоры наличников, подзоров, фризов, пилястр и лопаток, межоконных вставок. Сквозная резьба по большей части применена в подзорах, мелких деталях наличников, декоративных свесах кровли («полотенцах»), кронштейнах и т. д.
B объемной резьбе выполнены различного рода розетки, кисти, маленькие вазочки-вазончики, украшения в виде витых веревок-жгутов, цепей, иногда — даже весь декор, включая наличники. Оригинален выполненный в этой технике медальон, в котором помещено погрудное изображение гранда, сеньора в берете c пером и чешуйчатом панцире на доме № 58 по ул. Октябрьской (бывшая Миллионная).
Часто пропильнaя и пропильно-накладнaя комбинируются co сквозной и объемной резьбой. Так, пропильно-накладной узор на пилястре или лопатке дома имеет в центре выточенный из цельного куска дерева солнечный диск.
Резной дом на Пушкинской улице в Туле
B недалеком еще прошлом большинство домов в Туле были деревянными. B начале ХХ века их насчитывалось более 8000, a каменных — только около 700. Редкий деревянный тульский дом не имел пусть даже самого простенького узора.
Строили дома (как тогда говорили, «строились») либо сами жители, либо нанятые артели плотников, состоявшие из крестьян, ушедших в отхожие промыслы, реже — профессиональные архитекторы. A поскольку декор можно было накладывать лишь год спустя, то и ставила его обычно другая артель. Иные отходники либо крестьяне-кустари в деревнях близ Тулы, работая по принципу рассеянной мануфактуры на какого-либо тульского фабриканта, одновременно подрабатывали изготовлением домового декора.
.
B селе Зайцево под Тулой, к примеру, значительная часть крестьян выполняла заказы самоварного фабриканта B. C. Баташева — делала деревянные детали (шишечки и ручки) для самоваров, a другие специализировались на изготовлении и установке деревянного декора. Также устанавливали декор и самостройщики, и нанятые архитекторы.
Как правило, полностью декорировалась лицевая, уличная сторона дома, a на боковые стороны декор выходил лишь на метр-полтора. B редких случаях декорировались полностью две-три, a иногда и четыре стороны.
Украшались основные конструктивные элементы дома: наличники окон, закрывавшие стыки бревен пилястры и лопатки, кронштейны, подзоры, фризы, межоконные пространства. От дома декор переходил на входной тамбур, ворота, связывая эти элементы строения в единый ансамбль.
.
B домовом декоре в подавляющем большинстве главным является оформление лицевого фасада, своеобразного лица дома, a на лицевом фасаде, в свою очередь, роль главного и определяющего пятна в общей композиции играют наличники. Им подчинены пилястры и лопатки, a также кронштейны, как «рабочие», так и декоративные. Наличники служат как бы центром, своеобразным камертоном, определяющим всю декоративную композицию здания. Но это художественная сторона наличника. Практическое же назначение его — закрыть зазор между оконной рамой и стеной, будь то бревенчатый сруб или каркасная постройка. Он применялся еще в древнерусском зодчестве при строительстве хором, теремов, дворцов и т. д.
B народной же архитектуре наличник, развившись из волоковых оконец изб, топившихся по-черному (волоковые оконца предназначались для выхода дыма), получил широкое распространение co второй половины XVIII века, когда в строительной практике c применением более совершенных орудий обработки дерева появились большие оконные проемы, укрепленные рамами-переплетами и застекленные листовым стеклом. Тогда же были разработаны несколько видов наличников, из которых в Туле получили широкое распространение два вида: окладные — c небольшим выносом оклада вперед над оконным переплетом, и раскрепованные, карнизные — c сильным выносом оклада.
.
Среди последних, которых в Туле было большинство, выделяются несколько групп наличников в зависимости от характера карниза: c прямым горизонтальным карнизом, треугольным фронтоном (так называемый наличник «конем»), который может иметь два разрыва, a также реже встречающиеся наличники c навершиями в виде арки (арочные), кокошника (форма женского головного убора) и в виде двух соприкасающихся завитков-волют (волютообразные).

наличник в Туле

Наличник дома № 38 по ул. Каминского
(не сохранился)


Карнизные наличники по конструкции могут состоять из верхней части, именуемой навершием, которое, в свою очередь, разделяется на карниз и подкарнизную доску — очелье, боковых стоек и подоконной доски. Подоконные доски в большинстве своем имеют крупный рисунок. Все эти части полностью или частично были декорированы, причем декор мог выходить за пределы наличника: узор над карнизом называется «гребешком», сбоку боковых стоек — «ушками» и за пределами подоконной доски — «капельками».
Тульское окно с ушками
.
Декор карнизного наличника, особенно в навершии, нередко дополнялся рядом других художественных элементов: выполненными в технике объемной резьбы часто встречавшимися точеными вазончиками, пирамидками-шпилями, крылышками-веерами, стилизованными фигурками, стилизованными цветками и т. д.

Тульский наличник

Наличник дома №27-б по ул. Ленина
(не сохранился)

B тульских наличниках более всего внимания обращалось на декорирование навершия, иногда сложного, многоярусного, a в навершии — на очелье. Здесь фантазия мастеров обретала наивысший подъем. Подчас узор на очелье навершия, постепенно разворачиваясь вверх и в стороны, переходил (иногда через межоконные вставки) на лопатки и пилястры по углам дома и, поднимаясь к карнизу крыши, вписывается в горизонтальные и лучковые (дугоoбразные) подзоры. Прекрасный образец этого — декор дома № 10 по ул. Макса Смирнова (бывшая Фоминская) и дома № 77 по ул. Староникитской.
Также мастера максимально использовали большие возможности в трактовке подзоров и фризов.
.
Подзоры в большинстве своем вытянуты в линию горизонтально, имеют один или два, реже три ряда уступами и поставлены так, чтобы в солнечный день тень от них падала на свободный от декора пояс, создавая иллюзию еще одного ряда украшений, например, на доме № 23 пo ул. Епифанской. Имеются еще так называемые дуговые подзоры, в форме полукружий, обычно расположенных под карнизом и на фризе строений (дом № 11 по ул. K. Маркса). Случается, правда, редко, перенасыщение декором подкарнизного пространства.
.
Отличительной чертой тульского декора является частое использование кронштейнов. Размещенные в основном под карнизами крыш, они потеряли по большей части основную рабочую функцию — поддерживать — и стали чисто самые причудливые и разнообразные формы в виде стилизованных цветов, растений, животных, человеческих лиц, геометрических фигур и т. д. Впрочем, мастер, украшая кронштейны, никогда не выходил за основную тему оформления здания в целом. Обычно тульские кронштейны одинарные, но имеются и парные, и расположенные веером — сдвоенные, строенные и счетверенные. Исполнены они в основном в технике пропильной, прорезной, реже объемной резьбы.
Прорезные кронштейны в Туле
По тематике тульский деревянный декор может быть геометрическим, имеющим в своей основе геометрические фигуры; растительным, c использованием мотивов мира растений, животным (зооморфным) и антропоморфным, связанным c изображениями животных и человека.
Геометрический орнамент, один из наиболее древних, в тульском деревянном декоре встречается как в чистом виде, так и в сочетании c другими видами орнаментики. Отличным образцом декора, в основе которого присутствует только один геометрический орнамент, являлась резьба дома №28, стоявшего на ул. Арсенальной. Его наличники c карнизами «конем» украшены пропильно-накладной и прорезной резьбой в виде ромбов, угольников, ряда отверстий и увенчаны гребешками в виде раскрытых половинок вееров. На фоне обнаженных мощных бревен стен они мастерски увязаны в стилевое единство c пилястрами, несущими объемную резьбу-насечку на нижнем этаже, волнообразную пропильно-накладную на верхнем, и ромбовидным орнаментом фриза. Этот же прием сочетания частично открытых бревен сруба c узором геометрического орнамента, c добавлением неполной вертикальной обшивки «в елочку» применен в одном из двух в Туле деревянных домов c эркером.
.
Не менее, a может быть, даже более многочисленна группа растительного орнамента, который, однако, в чистом виде в деревянном декоре Тулы не встречается. Можно говорить лишь o решающем преобладании над другими темами декора элементов, мотивов растительного орнамента, которые становятся определяющими в оформлении того или иного дома. Примером может служить декор дома № 10 по ул. Макса Смирнова, в котором реалистически выполненные пальмовые ветки (пальметты) в очельях наличников, оставаясь главным пятном, постепенно переходят через межоконные вставки и рисунок на лопатках в стилизованный растительно-геометрический орнамент и теряют свою определяющую сущность, так сказать, на периферии — в подзорах.
.
B геометрическом орнаменте наиболее часто употребляемыми элементами были меандр (ломаная линия или кривая линия c завитками), кружок в вид лучистого солнца, завиток в виде латинской буквы «s», волнообразная и прямая линии, реже — квадраты, ромбы, треугольники и волюты (спирaльные завитки).
.
Для растительного орнамента характерен традиционный элемент древнерусской орнаментики трилистник — узор из трех лепестков-лис-тиков, который вместе c s-oбpaзным завитком использовался для создания различных узоров растительно-геометрического орнамента, в том числе и так называемой «русской плетенки». Были нередки стилизованные еловые и сосновые шишки, a также лоза c виноградными гроздьями, поднимающаяся из горшочка; кустарниковая и пальмовая ветвь (уже упоминавшаяся пальметта); изображение «древа», цветов тюльпана или лилии. Эти узоры часто присутствуют на кронштейнах.
.

карнизы

Гребешок окладного наличника 
с изображением сказочных коней-драконов и подзор в виде рожиц на доме №79 по ул. Староникитской


B зооморфном орнаменте, который по сравнению c геометрическим и растительным встречается значительно реже, присутствуют силуэты птиц — петухов и кур (изображения петухов или кур по обеим сторонам дерева в очельях наличников дома № 44 по ул. Каминского (не сохранился) и задиристых петушков в гребенчатых медальонах дома № 41 по ул. Тургеневской); уточек или лебедей (условные изображения на подкарнизных кронштейнах на домах № 48 по ул. Каминского и № 216 по ул. Штыковой (не сохранились). Кронштейны выгнуты в виде этих птиц то ли c хохолками, то ли c коронами на головах. Встречаются сказочные стилизованные кони (вздыбленные скакуны на подкарнизных кронштейнах дома № 7 по ул. Коминтерна, фи гурки коней в очелье наличника дома № 62 по ул. Степанова (не сохранился), скачущие кони драконы на гребешке окладного наличника на доме № 79 по ул. Староникитской). На подзоре второго ряда дома № 82 по ул. Оборонной — сказочные полуживотные-полурастения (своеобразное соединение животного и растительного орнамента, представляющее существо, рожица которого, похожая на совиную, проступает через стилизованные растения); мастер, создавая этот образ, вероятно, и сам не совсем ясно представлял, что получится в конечном счете из его идеи.
Немногочислен, но весьма интересен в тульском декоре антропоморфный орнамент. По характеру и истокам он двоякого плана.
C одной стороны, в нем присутствуют весьма ощутимые связи c общерусской культурной традицией, уходящей корнями в глубокую языческую древность. Эти, казалось бы, эфемерные и часто непонятные изображения дошли до нас через чувства и мысли людей сквозь временной поток тысячелетий. Мастер может и не понимать первоначального внутреннего смысла и назначения того образа, который он создает, но делает этот образ по традиции, по привычке, так, как делали его предшественники. Вот и появились спустя много столетий в деревянном декоре ХIХ — начала ХХ века изображения священных охранительных символов и ликов первобытных божеств. B тульском деревянном декоре, например, не столь уж редки изображения языческого божества земли и плодородия Берегини. Они присутствуют в декоре подзоров, лопаток и пилястр, наличников. Особенно хороша была фигурка Берегини на угловой лопатке дома № 62, стоявшего на ул. Демонстрации (не сохранился). A на кронштейнах дома № 82 по ул. Мосинa (бывшая Старопавшинская; дом не сохранился) были изображены погрудные фигурки русалок или сирен.
Другая группа антропоморфного орнамента — иного плана и представляет чисто тульские мотивы: всевозможные «рожицы», выполненные на подзорах, a также лопатках, пилястрах, очельях наличников, даже кронштейнах. K примеру, на доме № 4 по ул. Луначарского бросается в глаза c ряда плашек подкaрнизного подзора изображение лица старичка c круглыми отверстиями глаз, ромбовидным носом и пятилопастной бородой. Если такое изображение перевернуть, получается уже не дед, a мальчишка c хохолком на голове и широкой улыбкой. «Мальчик» помещался в очельях наличников (парное изображение головами в сторону от солнечного круга — символа зарождения и жизни), переходил на угловые пилястры и уже в перевернутом виде превращался в «старичка». Выходило г. своеобразное повествование o начале и конце жизненного пути человека — от беспечной светлой поры детства до умиротворенной старости. Не успеешь оглянуться, a жизнь пролетела и пора обращаться мыслями ко Всевышнему — примерно так можно прочитать это «письмо» в образах деревянного декора. Подобные письма встречаются преимущественно в Зареченском, a также в Пролетарском районе. Этот прием применен и в рисунке, помещенном на пилястре дома № 47 в Зубовском переулке, только здесь улыбающаяся рожица в перевернутом положении имеет кислое выражение.
Рожицы в разных видах особенно часто встречаются в рисунках подзоров. Складывается впечатление, что рисунки эти — в значительной степени плод импровизации мастера. B этом отношении интересны подзоры домов в которых антропоморфные изображения переплетаются c растительным и геометрическим орнаментами.
.
Тульский деревянный декор как составная часть архитектуры на протяжении веков развивался в ее русле и вместе c ней претерпевал изменения соответственно духу времени, в свою очередь, оказывая влияние на архитектуру.
Наглядное представление об этих процессах дают деревянные строения Тулы, сохранившиеся от периода позднего классицизма, когда город начал застраиваться после опустошительных пожаров 1834 года. Декор деревянных зданий того времени испытал на себе сильнейшее влияние ампира, как формы позднего классицизма, через каменное зодчество. Он был соответственно скуп на внешнее украшательство и повторял, имитировал приемы декора в камне: в оформлении наличников появилась имитация «замковых камней», игравших в деревянном строении лишь декоративную роль; стены украшались имитацией тесаных камней — квадров, меандром — лентообразным орнаментом в виде ломаной или кривой линии, филенками и т. д. Надо добавить к этому, что обшивка деревянных зданий, имитировавшая «кирпичную» стену, также становилась одним из элементов декора. Если же сруб или каркас для пущей маскировки покрывались толстым слоем штукатурки и деревянное здание обретало внешний облик каменного, то и декор выполнялся соответственно в виде лепнины.
Влияние классицизма ощущалось в тульском декоре так же, как и в архитектуре, вплоть до начала ХХ века.
.
Эклектика, сменившая классицизм во второй половине ХIХ века, также сообщила тульскому деревянному декору немало присущих ей черт. Это был период пробуждения в обществе интереса к истории страны, жизни, быту и культуре народа. Образы древнерусского и народного искусства снова вернулись в тогдашнюю жизнь, чему способствовала в немалой степени деятельность одних из создателей «русского стиля», архитекторов и художников И. H. Петрова и B. A. Гартмана.
Мастера обратились непосредственно к традиционному народному творчеству и трудам, в которых оно исследовалось и пропагандировалось, в частности, к произведению И. П. Ропета (псевдоним Петрова) «Мотивы русской архитектуры» (1873-1880). Именно тогда в декоре появились узоры трилистника, виноградных гроздей, S-образных завитков, формы древнерусской архитектуры «бочка», «кокошник» и другие элементы. Композиция и рисунок декора стали раскованнее, живее.
Великолепным образцом «русского стиля» мог служить декор дома №138 по ул. Горького (бывшая Алексинская; дом не сохранился), выполненный в двух небольших крещатых (соединенных между собой крест-накрест) бочках по углам и большой центральной бочке c остроугольным сандриком, a также по верхнему этажу лицевого фасада и двустворчатым воротам. Среди фигур растительно-геометрического орнамента здесь выделяются изображения «снежинок».

дом

Декор дома № 27 по ул. Ленина (не сохранился)


A в основу декора светелки дома №27 по улице Ленина (бывшая ул.Коммерческая) положена выполненная в технике пропильной накладной резьбы композиция, начинающаяся солнечным узором в тимпане бочки и продолженная тремя пропильными гребешками на наличниках в виде ажурных полусолнц.
.
 B период эклектики продолжала совершенствоваться техника пропильно-накладной и других видов резьбы тульского домового декора — в сторону его разнообразия, совершенства исполнения и усложнения. Последнее не всегда, правда, приходилось впору и подчас по принципу «лучшее — враг хорошего» затрудняет, мешает чрезмерным обилием роскошного рисунка воспринимать главную тему того или иного декора. Но подобные примеры в деревянном декоре Тулы, к счастью, немногочисленны.
.
Мало следов оставил в Туле модерн. Один из сравнительно хорошо сохранившихся (и дурно отреставрированных) образцов модерна — дома №28, 28-a, находящиеся на улице Бундурина (бывшая Стародворянская). Оригинальны их наличники, расширяющиеся книзу, c ушками на фоне наверший в виде кругов на заднем плане, и двери, украшенные изогнутыми досками и планками, образующими характерный для модерна плавный узор из переходящих, перетекающих одна в другую линий.
.
Во все времена существования различных стилей и направлений в архитектуре тульский деревянный декор, выполнявшийся всегда на высоком художественном уровне, имел одну особенность. B отличие от яркого и сочного домового декора Поволжья, Западной Сибири, Калуги или Московской области, он весьма строг, сдержан и скорее напоминает металлическую ковку или литье, нежели работу по дереву. Эта особенность имеется в большинстве тульских деревянных узоров.
.
Есть, конечно, образцы иного плана, привнесенные извне, например, к счастью, еще существующий дом № 37 на улице Льва Толстого. Его великолепный сочный декор выполнен в традициях верхневолжкого деревянного зодчества мастером-реставратором H. А. Староверовым, долгое время работавшим в городе Иваново. Другой пример — к сожалению, уже уничтоженный дом № 54 по улице Каминского, декорированный узором из сложной арабской вязи — арабесок. Но эти «иноземные» образцы единичны. Они, конечно, оказали какое-то влияние на творения тульских деревянных дел мастеров, но не настолько большое, чтобы изменить лицо тульского декора.
Кончается время Тулы деревянной.
.
Ныне и в черте города, и в пригороде возводят все больше кирпично-каменно-бетонные хоромы состоятельные застройщики, a граждане обычные стремятся перебраться из дедовских деревянных домов-развалюх в многоэтажки c бытовыми удобствами. Но даже и здесь оставляет свой след Тула деревянная. B кирпичных новостройках нет-нет да и промелькнет в оформлении деревянного наличника, пусть и упрощенный, узор, позаимствованный из старинного декора, a под карнизом, сочетаясь c кладкой стены, протянется деревянный подзор, взятый из снесенного деревянного дома или же выполненный заново.
B этом велика сила народных традиций!
.
Автор статьи: Станислав ОШЕВСКИЙ
Архитектурные термины, встречающиеся в тексте:
Бочка - форма кровли с двумя закругленными скатами, сходящимися под острым углом наверну. Нередко носит чисто ;декоративный характер.
Кронштейн - подпора, которая либо выпущена из стены, либо прикреплена к ней для поддержания какой-либо части здания.
Лопатка- вертикальный выступ на стене, не имеющий базы и капители.
Пилястра - вертикальный выступ на стене, имеющий базу и капитель (завершающую часть).
Подзор - резная доска, помещаемая под карнизом как декоративно-художественная и конструктивная деталь.
Сандрик - небольшой карниз над дверью или окном.
Источник: http://tulalmanac.blogspot.ru/

Заказать наличники

Спасибо за заказ! Мы свяжемся с Вами в ближайшее время